Как можно остаться в США по туристической визе

Как уехать и остаться в США по туристической визе

В США можно приехать туристом, а затем продлить срок визы до 6 месяцев. За это дополнительное время можно использовать 1 из нескольких вариантов, как легализоваться в США по туристической визе.

В США можно легализоваться по туристической визе.

Как остаться в США по туристической визе

Продление визы туриста

Прошение о продлении срока действия визы следует подавать не позднее, чем за 1 месяц до окончания периода пребывания в США, указанного в документе.

Решение может быть как положительным, так и отрицательным. Воспользоваться этой услугой можно дважды.

Получив отказ, надо покинуть территорию Америки в обозначенные сроки. Игнорирование письма наказуемо. Возможен суд и депортация.

В заявлении на продление визы должны быть указаны причины: посещение научных мероприятий, бизнес-встреч и т.д., время проведения которых не совпадает со сроками действия визы. Отказ возможен также при установлении фактов нарушения американских законов.

Смена туристического статуса на учебный

После поступления в учебное заведение будет произведена смена статуса, при котором жить в Америке разрешат в течение 5 лет. Уезжать в этот период с территории США нельзя.

Необходимо регулярно посещать образовательное учреждение и оплачивать учебу, по окончании которой при поступлении на работу можно продлить действие разрешения на 1 год.

Замена туристической визы на рабочую

Эмигрировать в США можно, заключив трудовое соглашение с работодателем, который подаст прошение о замене статуса туристической визы на рабочую.

Он должен будет доказать, что этот профессионал необходим компании.
Квалифицированным сотрудникам оформляют разрешение типа Н1В со сроком действия до 6 лет. Желающим иммигрировать в Америку и вести бизнес — L1. Такая виза действительна 3 года. Затем ее можно продлить.

Свадьба с гражданином/гражданкой США

При оформлении брачных отношений возможна иммиграция в США. Свадьба с гражданином/гражданкой США дает право на получение грин-карты.

При выявлении признаков фиктивного брака возможна депортация или арест. Положительный ответ дает право на получение условной грин-карты на 2 года, а через 6 месяцев оформляется заявление на бессрочную. Проживание на территории Америки в течение 3 лет позволяет получить гражданство.

Получение политического убежища

Получение политического убежища.

Прошение о предоставлении политического убежища займет много времени и потребует моральных сил. В заявлении необходимо указать четкие и обоснованные причины.

Срок ожидания ответа составляет 150 дней. Затем следует подать заявку на получение номера социального страхования и на разрешение для выхода на работу.

При оформлении прошения политического убежища надо аргументировать тот факт, что при возвращении на прежнее место проживания возможны преследования, угрозы физической расправы, психологическое давление. Необходимо предоставить документальные или свидетельские показания.

Проводится собеседование с официальным представителем, который выявляет несоответствия в предоставленной информации. В результате принимается решение о возможности постоянного проживания в Америке или депортации.

Получение визы пострадавшего

Чтобы получить статус пострадавшего, нужны факты, что конфликт произошел в США. Либо обладать важными свидетельскими показаниями, необходимыми для расследования преступления.

В этом случае срок нахождения на территории США продлевается на 4 года. Виза пострадавшего имеет категорию U. При ее получении целесообразно обратиться за помощью к адвокату. Он сможет доказать, что предпринимаемые действия не являются мошенническими.

Участие в розыгрыше грин-карт

Американские законы позволяют любому желающему принимать участие в розыгрыше грин-карт. Для этого следует оставить заявку на сайте организатора лотереи. В указанный день будет обнародован список 55000 победителей. Розыгрыш проводится ежегодно.

13 августа 2022 г. вышло новое правило, которое сотрудники иммиграционной службы обязаны соблюдать при принятии решения о предоставлении грин-карты.

Согласно нововведению, теперь офицеры имеют право отказать тем, кто в течение 36 месяцев нахождения в США хотя бы 12 месяцев пользовался какими-либо формами социальной помощи от государства:

  • пособиями;
  • талонами на еду;
  • бесплатной медицинской страховкой и т.д.

Данное правило касается и тех, кто уже находится в США, и выигравших грин-карту в лотерею. Этот закон позволит служащему оценить риск того, что новый мигрант окажется нагрузкой для государства и будет оформлять себе пособие.

Во внимание берутся такие факторы, как:

  • знание языка;
  • наличие высшего образования;
  • возраст;
  • наличие собственности в стране изначального проживания;
  • уровень зарплаты и т. д.

Теперь многие люди обеспокоены тем, что пенсионеры и другие малообеспеченные слои населения могут лишиться грин-карты, даже если они выиграли ее в лотерею.

Под исключение попадают иммигранты, получившие политическое убежище.

Новое правило вступит в силу с 10 октября 2022 г. Кто уже выиграл грин-карту и узнал свои результаты в мае этого года, поправка не коснется, если они до 10 октября заполнят и отправят форму ds 260.

Поехать в Америку по туристической визе, а затем изменить ее статус на другой возможно. Однако не всегда получается остаться на постоянное место жительства в США.

Реально ли остаться в США, приехав по туристической визе?

Туристическая виза открывает перед вами всё великолепие природы Америки: каньоны, водопады, пустыни, горы, достопримечательности и чудные города. Но всего на полгода, дальнейшее пребывание в стране считается нелегальным и преследуется законом. Но как же быть, если все это полюбилось настолько сильно, что уезжать совсем не хочется? Можно ли продлить пребывание в стране, или же остаться на совсем?

Как бы грустно это не звучало — вариантов не много. Но они есть. Начнем по порядку.

1. Тянем кота за хвост. Продление туристической визы не выезжая из США.

Вариант подходит тем, кто хочет просто подольше побыть в стране, и пока не раздумывает о том, как получить грин карту.

Мало кто знает, что туристическую визу можно продлить еще на пол года не выезжая из страны. Подавать желательно за месяц до окончания вашего полугодичного пребывания.

Я бы советовала по каждому отдельному случаю советоваться с адвокатом, но на самом деле все довольно просто:

а. Вам нужно предоставить документ, который доказывает, что за вами сохранится рабочее место на время вашего отсутствия (не мне вам рассказывать, как это сделать, все взрослые люди, я вообще на момент подачи тур визы уже не работала);

b. У вас бизнес виза (B1), т.е вы открывали ее под конференции, семинары или бизнес встречи. То необходимо найти конференции и семинары, которые соответствуют вашей специальности и приложить приглашения на них к документам (обычно хватает скриншотов с сайта meetup.com, и не обязательно все семинары должны быть платными)

с. У вас туристическая виза (B2). Вы можете купить какой-нибудь тур по штатам, приложить его к документам и под причиной подать то, что вы еще не насмотрелись на все великолепие страны.

Если это ваш первый визит в страну — вероятность продления около 90%, если вы все правильно сделали с документами. Решение приходит через 2-3 месяца, но даже если у вас закончился статус пребывания, вы ждете решения легально, если вам откажут, у вас будет около двух недель, чтобы покинуть страну. С каждым последующим въездом вероятность естественно уменьшается.

И вот, в принципе год у нас уже в кармане, но к хорошему, как говориться, привыкаешь очень быстро. Что можно сделать еще?

2. Смена туристического статуса на учебный. Плюс от года до 5 лет.

Единственный минус — вам придется действительно учиться. Хотя нет, не единственный — вам нужно еще платить за вашу учебу. Это могут быть как и годичные курсы английского языка за $10 000, так и колледж в Северной Каролине за $500 в семестр. Обычно переход на другой статус вам помогут сделать в школе/колледже, который вы выбрали.

Этот способ позволяет еще выиграть время и получить возможность год официально работать после обучения, за который, в принципе, можно попытаться найти работодателя, который проспонсирует вам визу.

Важно понимать, что при смене статуса тур визы на учебную внутри США, выезд обратно на родину аннулирует ваш учебный статус. Поэтому, если вы захотите съездить домой и вернуться, то у вас это вряд ли выйдет.

Эти два способа помогут вам подольше побыть в стране и решить, действительно ли оно стоит того. Есть еще два реальных способа остаться. Это политическое убежище и свадьба с гражданином/гражданкой США. Ну и один для везунчиков — это лотерея грин кард. Никто не запрещает вам в нее играть, находять в США, главное не забывайте, что единственный правильный сайт, на котором это нужно делать здесь.

3. Политическое убежище. Наверное самый популярный способ среди приехавших по тур визе.

Полит убежище — очень долгий и муторный процесс. Плюс этого процесса в том, что обычно это затягивается на очень длительное время, поэтому на разрешение на работу и номер социального страхования вы можете подать уже после 150 дней ожидания решения по вашему делу, так как они понимают что вы будете работать нелегально и денег в казну это не принесет, поэтому фактически вы становитесь обладателем таких же прав, как и человек с грин картой и будете обязаны платить налог.

Как вы понимаете, причина “не хочу возвращаться домой” не подходит под критерии, по которым вам могут дать убежище. Поэтому люди идут на изворотливые хитрости и придумывают всякие гадости о себе и о близких — это чревато последствиями — как с моральной стороны, так и с физической. Дам только один совет по этому поводу — найдите хорошего адвоката.

4. Свадьба с гражданином/гражданкой США. За деньги, по любви. Как угодно.

Обычно через месяца два вам уже приходит временная грин карта, которая через два года станет постоянной, после проверки искренности ваших намерений. Я слышала, что очень много людей зарабатывает на этом, предлагая себя в качестве мужа/жены, но будьте осторожны, так как очень часто людей шантажируют и вымогают еще больше денег, а при раскрытии правды гражданину грозит суд и тюрьма, а вам депортация и бан на въезд на всю жизнь.

Вот так вот не густо, но возможность остаться есть всегда, главное захотеть. Немного подробнее о всех визах я писала в своем посте. Так что милости прошу.

Источники фото: shutterstock, 7-themes.com, www.makeitinny.com, www.flickr.com (by Mike Mozart)

Пошаговая инструкция как попасть в США и легально остаться там надолго (максимально экономный).

Этот пост предыстория к посту «Как я квартиру в Нью-Йорке искала.»

https://pikabu.ru/story/kak_ya_kvartiru_v_nyuyorke_iskala_67…

Переехать в Нью-Йорк я решила 25 Марта 2022 года. Об этом у меня имеется запись в дневнике, с детальным описанием “вещего сна”, где я летела над темной планетой Земля, а ярко освещенный Нью-Йорк зазывал и манил меня огнями и обещаниями лучшей жизни.

Идея уехать куда-нибудь подальше тлела уже давно, но до этого сна я не могла решить куда именно. Чашу моего терпения в плане окончательно мылить лыжи и сваливать хоть куда перевесило не то, что я жила с родителями в однушке, а на мою зарплату не могла позволить себе снять отдельное жилье; даже не то, что получая зарплату я тратила треть на минимальную косметику; даже не из-за кошки, которую я сама притащила в однокомнатную квартиру и у меня на неё началась жуткая аллергия, а отдавать ее обратно уже было поздно.

Окончательно решила я уехать из за лучшей подруги. Точнее из-за того, что праздновать 8 марта к себе домой она позвала всю нашу тусовку, кроме меня.

— Извини, на всех не хватит стульев. — сказала она, когда я позвонила узнать “чезафигня”.

Это был удар. Но я сама виновата. Не надо было мило беседовать с ее прошлым парнем Геной, когда он пригласил нас обеих к себе домой пить чай с тортом. Позже я узнала, что для неё он «даже пирожное не купил, не то, что целый торт и никогда не был таким милым.»

Она активно пыталась устроить свою личную жизнь и своего нового парня она оберегала от меня как зеницу ока. То, что они встречаются я узнала последней. С ним мы не пересеклись, кроме того вечера Нового Года, когда они познакомились. Проплакав все 8 марта в одиночестве, я твёрдо решила, что ничегошеньки меня больше здесь не держит и подсознанию было дано указание срочно решить куда линять.

Душа ̶п̶р̶о̶с̶и̶л̶а̶ требовала пространства, энергии и адреналина. Ни мой город-миллионник, ни даже Москва не могли удовлетворить мои скрытые потребности, которые томили и изводили меня. Раз придётся начинать новую жизнь с нуля, то и город надо выбрать достойный.

И вот в тот день, 25 Марта 2022 года, портал открылся и я чётко поняла, что Нью-Йорк — это мой город мечты и мне срочно надо туда. Идея уехать в Америку у меня уже была, ещё на первом курсе универа. Тогда я доставала родителей просьбами отправить меня в США по программе “Work and Travel”, но денег, как обычно, не было. Все более-менее состоятельные родственники отказались помочь, и я распрощалась с этой затеей.

Теперь же, несколько лет спустя, у меня за плечами было две вышки, опыт работы, хороший английский и свои, какие-никакие, деньги. Я была самостоятельной и могла принимать решения.

Мама села на стул и охнула, папа сказал «Молодец» и ушёл курить.

— На какие деньги ты поедешь?

— Надо накопить сначала на три месяца хотябы!

— Ты с ума сошла. — ну и много ещё чего сказала мама, но ворчала не так уж долго. Она знала свою дочь, которая раз решила, то сделает.

Я начала висеть на форумах задавая вопрос «Как переехать в Нью-Йорк»?

Большинство ответов были предсказуемые: тебе не дадут визу, жизнь тут сложная, работу не найдёшь, жильё не найдёшь, ищи работу по уходу за стариками и все в таком духе.

«Я могу помочь. Дай телефон» вдруг прилетело сообщение в личку.

Мы созвонились с Марком, который представился русским адвокатом из Бруклина. Зная, что я работают туризме из моих постов на форуме, он сказал, что может сделать мне бизнес-приглашение, так как они планируют открыть отдел туризма и им требуются специалисты с моими знаниями рынка. По зарплате он сразу сказал, что платить ничего не будет, чисто комиссионные, я должна буду сама наладить производство. Я была согласна на все и через пару недель у меня на руках было официальное приглашение от турфирмы, с красивой золотой печатью.

Бизнес-визу я получила легко, у меня уже было несколько поездок в Европу к родственникам и друзьям.

На том же форуме я виртуально познакомилась с Марио. Он казался вполне адекватным и предложил диван в своей квартире на время. Квартира располагалась в центре Манхэттена и «в квартире есть лофт.» В общем, я решила воспользоваться каучсерфингом, до того, как этот сервис был изобретён. Я старалась не думать об опасностях, которые могут меня подстерегать. Я хотела ухватиться за любую соломинку, чтобы уехать.

На мое сообщение, что я переезжаю в Нью-Йорк на работе отнеслись с иронией.

— Там же финансовый кризис! Зачем ты туда едешь? — сказала директор.

— Америку же затопит через 10 лет. — сказал зам.

Забегая вперёд скажу, что после моего переезда кризис достаточно быстро докатился до России и весь наш офис был уволен.

Забегая далеко вперёд (аж на 10 лет), скажу, что Америку не затопило.

Купив билет в Нью-Йорк на полторы зарплаты и скопив то, что смогла скопить до Октября 2008, а именно 400$, я отправилась в Нью-Йорк.

Прощалась я с папой в аэропорту навсегда, сама этого не зная. Он скоропостижно умер через несколько лет от рака корня языка.

***

— Летишь к своему парню в Нью-Йорк? — спросил меня тучный сосед афро-американец, который занял процентов 15% моего места в самолете.

— Да, к парню. — зачем-то не поправила его я.

— И где он живет? На Брайтон Бич?

— Нет, он живет в Манхэттене и у него свой бизнес.

Сосед был впечатлён, видимо, и больше вопросов все 10 часов полёта не задавал.

Я не знаю, зачем я не сказал, что парень он совсем не мой. Марио был вообще не в моем вкусе. Да, он пытался перевести виртуальный разговор в более романтичное русло, но я никак не могла заставить себя видеть в нем больше, чем соломинку, за которую я цеплялась. Адвокат спрашивал, есть ли у меня где остановиться, и я отвечала, что есть. Мне не хотелось обсуждать личную жизнь с потенциальным работодателем и казаться отчаявшейся девушкой, которой надо было решать все проблемы.

***

Я ожидала чего угодно от аэропорта Джона Кеннеди, но только не унылого здания и кучи таксистов на выходе, пытающихся урвать новоприбывших, как на Казанском вокзале. Я думала, что в Нью-Йорке уже был 22 век, но увы.

Марио задерживался. Он задерживался уже на час. Даже водители перестали меня теребить и с жалостью и любопытством поглядывали на меня. Я никак не могла дозвониться из автомата до адвоката, его телефон был недоступен. Телефон Марио также не отвечал. Я просто сидела на скамейке аэропорта, р̶а̶з̶м̶ы̶ш̶л̶я̶я̶ тупо смотря в пол.

И, О, Чудо! На входе показалось то, что было знакомо мне по фото и видеочатам. Марио.

— Извини, что я опоздал. Я ругался с одним чуваком, который должен мне деньги. Он не заплатил мне за работу и я с ним ругался целый час! — ну здравствуй, Нью-Йорк, подумала я.

Мы сели в шаттл и поехали в Манхэттен.

Уже темнело и мы заехали по мосту Квинсборо. Когда я увидела панораму Манхэттена. У меня захватило дух.

«Когда с моста Квинсборо смотришь на город, это всегда так, будто видишь его впервые, будто он впервые безрассудно обещает тебе все тайное и все прекрасное, что только есть в мире». (цитата из книги Скота Фитцджеральда «Великий Гэтсби»)

Марио особо не доставал меня разговорами, за что я ему была благодарна.

Зайдя в его квартиру у меня случился культурный шок. Сейчас я бы с интересом и даже восторгом восприняла бы этот “художественный беспорядок”, с оголенной кирпичной стеной в ванне и голыми трубами, с кучей картин, книг и всяким хламом где только можно. Висящий на стене велосипед сейчас бы вызвал во мне умиление. А так называемый “лофт” вызвал бы улыбку и восхищение, что так мудро распорядились пространством. На самом деле это была просто большая двухэтажная кровать, в которой отсутствовал первый уровень.

На окнах висели какие-то тряпочки. Я поняла почему ни разу не попросила Марио показать мне квартиру по видеочату. Подсознательно я боялась увидеть именно это, поэтому старательно закрывала глаза не все, что могло бы пошатнуть мое твёрдое желание приехать в Нью-Йорк.

В моем тогдашнем воображении все квартиры Нью-Йорка выглядели как апартаменты с Парк Авеню, но только не это обшарпанное нечто.

Хэй, я получила диван бесплатно, что мне ещё нужно?

Я кое-как приняла душ, стараясь не смотреть на то, как выглядела ванна. Пишу это и думаю, ну какая же я была дура бесстрашная. Марио “по дружески“ пытался присесть на мой диван, но я попросила его оставить меня одну, мне безумно хотелось спать.

На утро Марио отвёл меня на завтрак в отель Нью-Йоркер. Там я впервые столкнулась с гигантскими тарелками и кучей еды в ней. Столько еды я не съем за весь день, подумала я. И действительно, тот завтрак прослужил мне также ужином.

После завтрака Марио ушёл на работу в лавку по продаже ламп (как он сказал), а я отправилась в Бруклин на встречу с адвокатом.

— Ты точно нормально устроилась? — спросил адвокат, когда мы познакомились лично и немного пообщались насчёт бизнеса.

— Да, да, все нормально, я остановилась у знакомого. — мне действительно не хотелось смешивать личное и работу.

— Ну хорошо. Можешь приходить когда будешь готова, хоть завтра. Вот тебе стол, вот компьютер. Все сервисы мы тебе подключим. Поиск клиентов и разработка направлений на тебе. Зарплаты нет, как я тебе уже говорил, работать будешь на комиссионные от продаж.

Я подумала, что попробую найти какую-то подработку на время, пока не начну получать доход. Я хорошо знала рынок Европейских бюджетных туроператоров и это должно было пользоваться спросом у местных. Также здесь хорошо шли круизы и Карибские острова.

После встречи вернулась я домой достаточно рано и закрутив рукава принялась за уборку.

Сейчас я знаю, что такое личное пространство и частная собственность, что нельзя ничего трогать без разрешения хозяина, даже если по-твоему это плохо лежит. Но тогда во мне жил русский пофигизм и “язнаюкаклучше”.

Я провела несколько часов за уборкой и привела квартиру в божеский вид часам к 9 вечера. Поужинала я остатками завтрака, приняла душ и пошла спать.

Дверь отворилась в районе 11 ночи.

Марио пришёл, подумала я, но мужской силуэт был совсем не похож на Марио. Мой диван располагался в зале, как раз напротив входа. Мужчина начал перебирать почту в холе, потом прослушал голосовые сообщения на автоответчике. Вдруг он медленно начал оглядываться по сторонам, потом включил свет и увидел меня.

— Who the fuck are you? What the fuck did you do to my house, you fucking cunt?

Дословный перевод:

— Девушка, вы кто? Что вы посмели натворить в моем доме?

Я судорожно натянула одеяло до подбородка, пытаясь что-то выдать в ответ.

Он начал ходить по квартире и тыкать пальцами во все места, которые я убрала или переставила.

— What the fuck did you do!??? Who are you? You are fucking whore. You ruined my paintings!

Дословный перевод:

— Девушка, вы испортили мои картины, я очень расстроен.

Я подумала, что картины были какой-то детской х̶е̶р̶н̶е̶й̶ мазней, я не подумала, что они что-то стоят. Эх, не бывала я на тот момент в художественных галереях СоХо, не ходила я по музею Современного Искусства и Метропрлитену.

— Сколько ты уже здесь живешь? — спросил он.

— Я прилетела вчера.

— Не ври, сучка ты гребаная. Чтобы провернуть это все с квартирой требуются недели!

— Я все это сделала сегодня после обеда.

— You fucking liar, cocksucker whore, prostitute, cunt. Get out of my house!

В общем, он попросил меня покинуть квартиру. Я кинулась к чемодану и начала напяливать на себя джинсы и футболку.

И тут явился Марио. Этот мужчина накинулся на него чуть ли не с кулаками, пытаясь выяснить что здесь происходит. Мне хотелось бы выяснить тоже самое.

— Ты мне должен депозит! Ты прожил месяц на депозит и до сих мне не вернул его! Ты ещё и проститутку сюда привёл! Ты мне должен восстановить стоимость испорченных картин! — орал он как ненормальный.

Марио вытащил его на лестничную клетку и закрыл дверь. Там они ругались очень долго, а я скоропостижно сгребала свои вещи в чемодан.

Марио вернулся и пытался выглядеть невозмутимым. Оказалось, что это хозяин квартиры, а Марио эту квартиру у него арендует. Хозяин вскоре зашёл обратно и продолжил выяснять отношения.

С меня было достаточно и я выбежала на улицу со своим чемоданом, слыша в ответ оскорбления. Марио увязался за мной.

— Здесь недалёко есть хостел. Я пойду с тобой. — сказал Марио. У меня не было подключённого к вай фаю телефона, у меня вообще не было смартфона, только старенький кнопочный телефон ещё и без сервиса, так что я не знала куда мне идти и что делать.

Я позволила Марио пойти со мной.

— Стоимость койко-места $40 за ночь. — сказала консьержка, мрачно поглядывая на странную пару.

— У тебя есть деньги? — спросил Марио.

Я отдала 40$ и у меня осталось всего 360$ на неопределённое время.

В комнате были две двухэтажные кровати, в легла на одну из них и свернулась в клубок. Марио сел рядом и начал что-то объяснять.

Я попросила его отсесть. Но вместо этого он лёг и попытался меня обнять. Я силой оттолкнула его и сказала, что буду кричать. Он перелег на соседнюю кровать. Заснуть я не могла, а он долго ворочался и начал стонать, приговаривая, что ему плохо и у него болит сердце. Я на это не купилась ни разу, а он решил позвонить в 911 и вызвать себе скорую.

Когда приехали парамедики , он притворился умирающим. Почему я знаю, что притворился, потому что когда они загружали его на тележку и не видели его лицо, он улыбнулся и кинул мне свой телефон, сказав «я тебе позвоню».

Я не знаю, спала ли я в тут ночь. Если и спала, то сон был поверхностный и тревожный. Утром я оглядывала комнату хостела, не веря своим глазам, что я здесь. В Америке я была всего вторую ночь и я уже оказалась на улице и меня облили дерьмом с ног до головы. Я оставила сумки в камере хранения а хостеле и отдала телефон Марио консьержу, сказав, что мужчина забыл его в комнате.

Мне нужно было определиться, что делать дальше. Я пошла купить себе завтрак в Данкин Донутс и потратила ещё 4$ на кофе и булочку. Итого у меня оставалось 356$.

Я разменяла доллар на четыре 25 центовые монеты и позвонила адвокату из уличного телефона.

— Меня выгнали из дома, я ночевала в хостеле. — виновато сказала я.

— Я же тебя спрашивал вчера русским языком, хорошо ли ты устроилась?! Быстро приезжай в офис!

Я дошла обратно до хостела, забрала свои сумки и доехала на метро до офиса.

Адвокат не сильно меня чморил, он уже пытался найти мне комнату, или на худой конец диван.

Узнав, что у меня осталось всего 355$ он покрутил глазами в голове, не знаю точно как перевести «rolled his eyeballs», типа «закатил глаза».

— Ладно, я помогу первое время, но ты выплатишь мне все до копейки. — он поставил на уши весь свой офис и они принялись звонить кто кому мог, чтобы найти мне приют.

Тем временем я связалась с мамой, которая не находила себе места там в России.

— Срочно позвони тете Вале по этому телефону. Ее телефон мне дала Нина из Израиля, она с ней до сих пор держит связь. Помнишь тетю Валю? Мы с ней 10 лет проработали в одном офисе, ее муж дядя Гена ещё папе зуб мудрости удалил, папа потом на него ещё долго матерился...

Тетю Валю я помнила смутно, это было ещё до нашего переезда в Россию из страны ближнего зарубежья. Все наши друзья-родственники разъехались кто-куда, после того, как начались репрессии русских.

После разговора с мамой, я сразу же набрала тете Вале. Она была в шоке, и попросила перезвонить завтра, так как ей нужно было поговорить с мужем.

День подходил к концу, но место мне пока найдено не было. Адвокат попросил девочку-секретаря взять меня на ночь к себе. Она неохотно согласилась и ночь я провела в ее квартире, но мне дано было понять, что это всего лишь разовое приглашение, так как она «уезжала погостить к друзьям» и неизвестно когда будет обратно.

На следующий день я опять пришла к адвокату в офис и мы продолжили поиск пристанища. Я решила позвонить тете Вале после обеда.

— Ой, ты вчера не оставила нам свой телефон. — сказала тетя Валя виновато. — Мой муж на меня за это ругался. Где ты сейчас? Я отправлю сына забрать тебя и ты можешь пожить у нас.

Я дала им адрес офиса. Тут вошёл адвокат и с радостной улыбкой на лице сообщил:

— У меня хорошие новости! Я нашёл тебе диван в квартире всего за 250$ в месяц. Это здесь в Бруклине. Я заплачу за первый месяц, а ты мне все отработаешь.

— А я нашла маминых знакомых, они сейчас за мной приедут.

Сын тети Вали и его жена приехали за мной в течении часа-двух. Практически молча погрузили меня и чемодан в свою машину и увезли в неизвестном направлении. До сих пор помню удивленное лицо адвоката и его сотрудников.

У тёти Вали я прожила три недели, за это время смогла найти работу и квартиру. С адвокатом мы сохранили дружеские отношения и он отнёсся с пониманием к тому, что без оплаты я просто бы не выжила и что мне надо было срочно найти работу на зарплату, а не на комиссионные.

Марио я написала, что оставила его телефон у консьержа в хостеле и больше с ним не контактировала.

С работой в Нью-Йорке тоже было много приключений, но про это уже не в этом посте, если кому-то будет интересно.

Как живут россияне, которые уехали в США по туристической или студенческой визе — и решили остаться

Многие, получив туристическую визу, пытаются остаться в США навсегда. Фото cloudfront.net

В 2016 году 3 529 россиян получили иммиграционные визы в США. Неиммиграционных виз — туристических, студенческих, рабочих — было выдано в 38 раз раз больше: их получили 136 665 россиян. При этом в 2022 году россияне получили больше отказов в туристических визах в 2022 фискальном году, по сравнению с предыдущим. Об этом заявил Госдепартамент США, обнародовав новую статистику.  Напомним, что между Россией и США происходит взаимное сокращение дипломатических миссий, что усложняет оформление туристических виз. А выдачу россиянам неиммиграционных виз, которые не требуют собеседования, возобновили только первого сентября. Поэтому все больше жителей России едут в соседние страны, чтобы получить возможность побывать в США.

Каждый год некоторые из получателей таких виз, отправившись в США, решают не возвращаться. Журналист «Медузы» Анна Родина нашла и расспросила нескольких человек о том, как им живется и о том, как они легализуют свой статус и обустраиваются.

Александр Смирнов

продавец

Александр Смирнов. Фото из личного архива

Моя жизнь в России меня устраивала — до того момента, как я совершил каминг-аут. Мне стали угрожать в соцсетях и по телефону, расписывали мой подъезд. Я мог прийти домой и увидеть надпись у своей квартиры: «Здесь живет пидор». Меня попросили уволиться из пресс-службы заместителя мэра Москвы по градостроительной политике и строительству. Начальница надавила на мое чувство ответственности: сказала, что если ее босс узнает о моей ориентации и публичном ее раскрытии, уволиться придется всем. Я думаю, этого бы не случилось, но тогда написал заявление об уходе по собственному желанию. Конечно, мне было некомфортно, но когда живешь так ежедневно, воспринимаешь это как часть реальности.

А потом умерла моя бабушка в Благовещенске и оставила мне маленькую двушку-хрущевку. Когда мама рассказала мне об этом, я в течение суток принял решение, что я ее продам и уеду в США — там уже жили мои друзья. Для меня, 40-летнего человека, не знавшего ни одного языка, кроме русского, важны были люди, которые помогут на первых порах с адаптацией, и деньги — без них переезд бы стал авантюрой, на которую я бы в этом возрасте не решился.

Туристические визы мы делали вместе с мамой — я уже понимал, что никогда не вернусь, поэтому мне было важно, чтобы она могла прилетать ко мне. На интервью в консульстве у меня не спрашивали об иммиграционных намерениях, но я знал, что буду просить убежище. Так делают многие беженцы — въезжают в страну как туристы, и в течение следующего года пытаются изменить статус.

Я снял студию в русскоязычной части Бруклина, стал учить язык и изучать город: мы с мамой ходили на бродвейские мюзиклы, отметили мой и ее дни рождения, просто гуляли. Меня поразило, что нам постоянно попадались вежливые люди. Я не видел на улицах пьяных — не возле баров, а просто идущих по тротуару. В Благовещенске таких было в избытке. Да, в метро было грязнее, чем в Москве, но положительных моментов было больше — мне нравился Нью-Йорк, и я с большим удовольствием его изучал.

Когда мама вернулась в Россию, я легко нашел бесплатных адвокатов: в США юридические компании берут на себя обязательства по помощи людям, у которых нет средств оплатить услуги юриста. Мне помогли подготовить и перевести пакет документов — доказательства того, что моей жизни на родине действительно угрожала опасность. Такие бумаги помогают убедить иммиграционного офицера предоставить убежище, и они у меня были — справка о задержании из полицейского участка, куда я попал после акции протеста по отстаиванию прав геев в России, заметки и интервью в СМИ. С представителями этой фирмы я встречался около 10 раз, за это время мы успели обсудить все: от моих детских лет до последних дней пребывания в России. Адвокаты не любят делать прогнозы, но сказали, что шансы получить убежище, а затем и грин-карту у меня высокие. Дело было готово спустя год, мы подали документы в 2015 году, и с тех пор я жду интервью. Это нормально — здесь очень большая очередь тех, кто хочет получить политическое убежище. По прогнозам, к иммиграционному офицеру я попаду в декабре 2022 или январе 2022 года.

Разрешение на работу мне дали через девять месяцев после подачи заявления. Деньги у меня к этому моменту уже заканчивались, и я устроился работать в магазин — сортировал орехи. Мне платили девять долларов в час, если я работал 40 часов в неделю. Если работал сверхурочно — за каждый «лишний» час платили в полтора раза больше. Это очень небольшие для Нью-Йорка деньги, но моя зарплата сортировщика орехов все равно была выше зарплаты работника пресс-службы в Москве.

На следующей работе я продавал рыбу: принимал товар, чистил карпов и окуней. На нынешней — продаю салаты. Магазин, в котором я работаю, находится недалеко от Манхэттен-бич, большинство покупателей — русскоговорящие, но 15-20% — американцы. С ними я общаюсь по-английски, на это моего языка хватает, но не более. Сейчас я жалею, что, приехав в США, не занялся обучением плотнее, но объясняю это тем, что мне нужно было время, чтобы восстановиться эмоционально. В январе собираюсь вернуться на языковые курсы, пока что на это не хватает времени — работаю по 55-57 часов в неделю. Физически я устаю, конечно, зато морально — отдыхаю. Это лучший коллектив за всю мою богатую трудовую биографию. У нас работают ребята из Украины, Таджикистана, Узбекистана, мы все говорим по-русски, нам нравится общаться друг с другом. Еще один важный для меня момент: я больше не вру. Я не рассказываю всем подряд о своей ориентации, но и не скрываю ее. Если меня спрашивают, честно отвечаю, что гей, а не выдумываю нелепые истории про любимую девушку, развод или несчастную любовь.

Я мечтаю хорошо выучить язык, получить грин-карту и пойти в колледж. Мне кажется, я смогу заниматься социальной работой. А сейчас рад делать то, что делаю: в этом году ко мне на четыре месяца приезжала погостить мама, и я смог оплатить ей билеты и показать лучшие Бродвейские постановки. Когда сидишь в первом ряду, и видишь, как главный герой смотрит маме прямо в глаза — ты гордишься. Потому что ты всего лишь какой-то продавец в каком-то магазине, но ты можешь, не жертвуя ничем, просто жить и радовать маму.

Яна Петрова

операционный директор в строительной компании

Имя героини изменено по ее просьбе

Я работала в крупном издательском доме в Петербурге, была директором по распространению. Я даже не думала что-то менять, в Нью-Йорке оказалась случайно — в гостях у одноклассницы. А там на вечеринке познакомилась с Эваном. Следующие два года мы встречались в Нью-Йорке, где он знакомил меня с родителями, я была у него дома в Колорадо. Эван и Америка нравились мне все больше: я видела, как живут здесь люди, видела, что для тех, кто хорошо работает, покупка своего дома, например, не является заоблачной мечтой — можно взять ипотечный кредит под 3% годовых. А я всегда хотела дом. Поэтому когда Эван предложил переехать к нему, я сразу согласилась. К тому же, я — дочь военного, в детстве мы много переезжали.

Уже в Колорадо мы поженились и собрали необходимый пакет документов для превращения меня из туристки в жену: телефонные разговоры, показания общих друзей и родителей, подтверждающие наши отношения. Пока я ждала разрешения на работу — его в США дают чуть раньше, чем грин-карту, чтобы кандидат мог платить налоги — отношения с мужем стали портиться. Я сходила с ума от безделья — бесконечно наводила чистоту в доме, готовила, даже посадила помидоры и картошку в огороде с видом на Скалистые горы. Мужа раздражала моя активность: у американцев другая ментальность, они более расслабленные — например, на то, чтобы сделать две стирки, закупить продукты на неделю и убрать дом, муж отводил себе три дня, а я справлялась за день. Ему было неловко за то, что он лежит на диване, пока я занимаюсь хозяйством, а так как я еще плохо знала язык, детально обсудить все разногласия мы не могли. Потом он ввязался в финансовую авантюру, потерял работу и деньги. На почве финансовых проблем у Эвана случился нервный срыв — в один из дней он сказал, что расправится со всеми, кто лишил его работы и денег, а потом застрелится сам.

Я сбежала из Колорадо в Нью-Йорк — было страшно проверять, осуществит муж задуманное или нет. Английский я знала уже хорошо, грин-карту мне к тому моменту уже дали, в Нью-Йорке приютили друзья, и я стала рассылать резюме: от Conde Nast до маленьких магазинов. Мне было все равно, где работать управляющим: нужно было снимать квартиру и оплачивать счета. В итоге меня взяли на должность заместителя администратора в коворкинг WeWork — я отвечала за то, чтобы все 540 человек, арендующие у нас места и офисы, были довольны. Через полгода стала управляющим, а еще через месяц — ушла в строительную компанию, которая занимается производством и установкой воздуховодов в небоскребы. У меня не было инженерного образования, зато я закончила физико-математическую школу, поэтому в чертежах разобралась легко.

Через два с половиной года я из ассистента доросла до операционного директора. Я управляю производством: занимаюсь согласованием чертежей, закупками, логистикой и коммуникацией с рабочими на объекте. Под моим началом работает 20 человек, а мой начальник в переговорах с новыми клиентами использует меня как вау-фактор — в строительстве до сих пор работает мало женщин. Однажды мы закупили запчасти для нашего оборудования, и, когда нам его привезли, на огромной обернутой в пленку палете был розовый стикер: название фирмы и слоган — «Компания, управляемая женщинами». Я пока не знаю, как к этому относиться: с одной стороны, мы действительно молодцы, с другой — если я успешно управляюсь с бизнесом, зачем дополнительно анонсировать то, что я женщина?

Я так же, как и мужчины, встаю в 5:30, а в 7:00 — уже работаю. Соотношение зарплат у нас разное: там, где женщина получает 92 цента, мужчина получает сто, но мой уровень жизни сейчас меня устраивает — он гораздо выше, чем тот, который был у меня в России. Мне 42 года, я эмигрант, у меня акцент, а еще я не замужем и у меня нет детей — но за шесть лет в Нью-Йорке никто не заставил меня почувствовать себя неловко по этому поводу. Отчасти дело в самом городе — здесь все откуда-то приехали.

А вот мой папа-военный все эти годы считал, что мне нужно вернуться в Россию. Он звонил и стучал кулаком по столу, считая, что, раз личная жизнь не задалась, делать мне в Америке нечего. Поверил в то, что я, кажется, не бедствую, только после того, как я прислала ему фотографию 70-этажного жилого дома у Бруклинского моста. Написала: «Видишь? Это здание строит твоя дочь». Я знаю, он гордится мной — хотя время от времени и ворчит на тему, чего мне в Петербурге не сиделось.

Алена Шарандак

визажистка

Алена Шарандак. Фото из личного архива

Все толстые, едят гамбургеры, запивают их кока-колой и плохо шутят — примерно так я представляла себе Америку лет до двадцати. А потом уехала учиться в Китай и там узнала о программе Work and travel. Подумала — почему бы и нет? Я толком нигде не была, почему бы не съездить еще в одну страну. Так я попала в Оушен-сити, штат Мэриленд. Маленький городок с пляжем и длинной улицей с барами меня не впечатлил: делать было совершенно нечего. Я проработала там поваром три месяца, скопила немного денег и перед возвращением в Россию подарила себе неделю в Нью-Йорке. Он меня потряс! По дороге в [аэропорт] JFK я решила, что обязательно сюда вернусь, и в России взялась за дело: в августе 2022 выбрала школу по изучению английского и подала документы на студенческую визу, а в октябре — уже переехала. Поначалу было страшно: я никого не знала. Потом подружилась с двумя девушками, мы вместе сняли квартиру в конце Брайтон-бич, на Шипшед Бэй — адаптироваться стало легче.

Деньги заканчивались, поэтому я перевелась в более дешевую школу английского — такую, в которой можно было появляться пару раз в неделю для галочки — и устроилась хостес в ресторан на Манхэттене. Это было не совсем законно — если ты студент, должен учиться, а работать не имеешь права. Но я схитрила — использовала номер социального страхования, который мне дали, когда я работала в Мэриленде по программе Work and travel (выдается всем студентам, приезжающим в США по этой программе, чтобы они могли платить налоги — прим. «Медузы»). Владельцы ресторана тоже схитрили — зная, что за нелегального работника их могут серьезно оштрафовать, они платили мне 300 долларов в неделю. Для Нью-Йорка это копейки.

Помню, как смотрела на людей, покупающих в Starbucks латте за 4 доллара, и не понимала, как можно выбрасывать такие деньги. Через 7 месяцев меня мягко попросили — сказали, что дольше работать с нелегалом не смогут. Я перешла в ирландский паб, где столкнулась с харрасментом — ко мне приставал пожилой босс-ирландец, а когда я отказывала, мстил: было уже лето, и он мог заставить меня стоять на улице, под солнцем весь день, без тени. Следующие работодатели — владельцы шашлычной в Квинсе — мне просто не платили: я получала только чаевые. Соответственно, если клиентов не было или никто не оставлял на чай, я, проведя на работе с 11 утра до 12 ночи, не получала ничего. Мои работодатели знали, что деваться мне некуда — собственно, у них работали только такие как я: то есть те, кому легально работать было нельзя.

Так прошло два года. Я меняла работы, понимала, что мне нужна грин-карта, но не знала, как ее получить. Попросить убежище? Но от чего? В России у меня все было хорошо, а врать и наговаривать не хотелось. Рабочая виза? Тоже нет, нужно было быть ценным специалистом — например, ученым или айтишником, а не экономистом, как я, которым может быть каждый второй в Нью-Йорке. Выйти замуж я всегда мечтала по любви и на всю жизнь.

Мечта частично сбылась — я встретила парня, американца колумбийского происхождения, через два месяца он сделал мне предложение, мы поженились, и через год я отправила документы на изменение статуса. Мы сходили на интервью — американские власти лояльно отнеслись к тому, что я работала нелегально, потому что все это время я платила налоги. А еще через два месяца муж избил меня так, что я подала на него заявление в полицию и развелась. Это сильно осложнило жизнь: для того, чтобы получить грин-карту, нужно быть в браке два года. Мне пришлось начать новый кейс: уже в качестве жертвы домашнего насилия. Адвокат обошелся в 10 тысяч долларов, а ждать пришлось следующие два года — к счастью, часть денег дали родители, часть скопила сама.

Я решила изменить профессию — в России я работала мерчендайзером, но мне всегда нравился макияж, я любила красить подруг. Увидела в сети, что в дьюти-фри аэропорта JFK требуется визажист — и решила попробовать. Меня взяли, в основном, потому, что я говорю на трех языках: английском, русском и китайском. Но я постоянно тренировалась в макияже — на работе красила клиентов и коллег, а дома — подруг и себя. Конечно, этого было мало, но когда друг прислал мне объявление о том, что в Chanel в универмаг Блумингдейлс требуются визажисты, я решила попробовать. Готовилась без устали: смотрела на Youtube видео  по нескольку часов, повторяла, смотрела, повторяла снова. Моя бизнес-менеджер потом рассказывала, что на интервью ее поразило мое бесстрашие — почти без опыта, я так хотела получить эту работу, что меня взяли. Собеседования длились четыре месяца — меня проверяла служба безопасности, но документы были уже в порядке.

Сейчас я живу в Аппер Ист-сайде в двухкомнатной квартире, одну из комнат иногда сдаю на Airbnb — это помогает платить аренду и оплачивать учебу: я снова решила изменить профессию и стала студентом школы здорового питания Integrative Nutrition. Я не думаю, что вернусь в Россию. Там человек, попавший в плохие обстоятельства не по своей вине и не имеющий связей и сил постоять за себя, может просто исчезнуть с лица земли. Здесь, когда мой муж избил меня, он был американцем, а я — никем, но закон встал на мою сторону. Ему запретили приближаться ко мне, а я год бесплатно ходила к психологу и восстанавливалась. В России у меня родные и друзья, я по ним очень скучаю, но чувство безопасности важнее этого. Важнее всего.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: